Warning: mysqli_escape_string() expects exactly 2 parameters, 1 given in /var/www/vhosts/eu.kurdistan-post.eu/httpdocs/engine/classes/mysqli.class.php on line 162 Warning: preg_replace_callback(): Requires argument 2, 'langdate('\1', '1316320696')', to be a valid callback in /var/www/vhosts/eu.kurdistan-post.eu/httpdocs/engine/modules/show.full.php on line 245 Warning: preg_replace_callback(): Requires argument 2, 'Array', to be a valid callback in /var/www/vhosts/eu.kurdistan-post.eu/httpdocs/engine/classes/templates.class.php on line 256 DataLife Engine > Версия для печати > ИРАКСКИЙ КУРДИСТАН НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ (1991-2011 гг.)
DataLife Engine > Русский > ИРАКСКИЙ КУРДИСТАН НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ (1991-2011 гг.)

ИРАКСКИЙ КУРДИСТАН НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ (1991-2011 гг.)


18-09-2011, 06:38. Разместил: HejarS
ИРАКСКИЙ КУРДИСТАН НА СОВРЕМЕННОМ ЭТАПЕ (1991-2011 гг.)


Станислава Иванов


В июле 2011 года в серии "Библиотека Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук" под редакцией доктора исторических наук Жигалиной Ольги Ивановны вышла в свет монография кандидата исторических наук Иванова Станислава Михайловича "Иракский Курдистан на современном этапе".

Она посвящена исследованию одного из важнейших этапов борьбы иракских курдов за свои права и свободы в переломный для них исторический период: накануне и после свержения диктаторского режима Саддама Хусейна. Лидеры иракских курдов умело использовали благоприятно сложившиеся для них внешние и внутренние факторы и добились для своего региона статуса субъекта федерации с самыми широкими правами и полномочиями в новом иракском государстве.



В работе показана возможность мирного и справедливого разграничения властных полномочий между центром и регионом в рамках многонационального и много конфессионального государства, дан положительный пример сочетания двух основных принципов послевоенного устройства мира (права наций на самоопределение и территориальной целостности государства), которые, зачастую, вступают в противоречие между собой и приводят к длительным внутренним и региональным конфликтам.

Выбор темы монографии обусловлен заметно возросшим интересом со стороны мирового сообщества к курдской проблеме в последние два десятилетия, когда иракским курдам удалось добиться заметных успехов в своем самоопределении. Этот период в новейшей истории курдского национально-освободительного движения проходил в условиях беспрецедентного иностранного вмешательства во внутренние дела Ирака и, как следствие, крайне сложной внутриполитической ситуации в стране, вооруженных провокациях на иракско-турецкой границе, нарастающей напряженности в отношениях США и Израиля с правящими режимами в Иране и Сирии, активизации деятельности сети радикально-исламистских и террористических группировок в Ираке и регионе в целом.

Курды — иранский народ с более чем тысячелетней историей, представляющий собой совокупность многочисленных племенных групп, расселённых главным образом в районах гор среднего и северного Загроса и в верховьях рек Тигр и Евфрат — в регионе, называемом Курдистаном. В настоящее время Курдистан поделён между Турцией, Ираном, Ираком и Сирией. Диалекты курдского языка относятся к северо-западной подгруппе иранских языков. Большинство курдов исповедует ислам суннитского толка, часть — ислам шиитского толка, также алевизм, езидизм и христианство. Официальных переписей курдов не проводилось По весьма приблизительным оценочным данным, общая их численность составляет около 35 млн. чел., проживающих в Турции (15 – 18 млн.), Иране (7 - 8 млн.), Ираке (5 - 6 млн.), Сирии (свыше 2 млн.), странах Европы и Азии (свыше 1,5 млн.). Несколько сотен тысяч курдов проживают и на постсоветском пространстве, включая Россию.

Этнический Курдистан (курдские ареалы Ирака, Турции, Ирана и Сирии) на протяжении XX века и в начале ХХI века постоянно находился в состоянии нестабильности в связи с отсутствием курдского государства или хотя бы полноправных курдских автономий. На протяжении длительного исторического периода курды вели борьбу за свое самоопределение, однако к настоящему времени им не только не удалось создать самостоятельного государства, но и добиться сколько-нибудь серьезного признания своих национальных прав и свобод в большинстве стран их компактного проживания, за исключением современного Ирака. В Ираке курды являются второй по численности после арабов этнической группой, проживающей компактно, в основном, в северной части страны, где имеются крупные запасы нефти и газа, значительные гидроресурсы и благоприятные климатические условия.

В современной истории курдская проблема обрела свое политическое звучание еще в 1920 г., когда в Севрский договор, заключенный по итогам Первой мировой войны, приведшей к распаду Османской империи, были включены статьи, предусматривавшие возможность создания отдельного курдского государства на юго-востоке Турции в виде протектората Великобритании и Франции. Это положение, однако, не было реализовано, поскольку в соответствии с Лозаннским договором 1923 года большая часть Курдистана вновь отошла к Турции, а его южная часть была включена в состав Ирака, образованного из трех провинций (велайятов) бывшей Османской империи в качестве британской подмандатной территории. Договор содержал норму, обязывавшую иракскую администрацию соблюдать культурные права курдов, что создавало правовую предпосылку для закрепления на территории северного Ирака фактически сложившейся к тому времени ограниченной культурной автономии курдов. В этом регионе - в отличие от соседних районов компактного проживания курдов Ирана и Турции - уже тогда на курдском языке осуществлялось обучение в учебных заведениях, издавались местные печатные издания, велось радиовещание.

После обретения Ираком полного суверенитета в 60-х годах ХХ века движение иракских курдов за расширение своих прав и свобод получило новый импульс и трансформировалось в требование о предоставлении политической и экономической самостоятельности. Наиболее активно действовала созданная Мустафой Барзани Демократическая партия Курдистана (ДПК), которая в ответ на массированные бомбардировки и обстрелы Курдистана иракскими войсками была вынуждена сформировать силы самообороны и перейти к тактике организованной вооруженной борьбы с центральным иракским правительством.

Под угрозой дальнейшего расширения зоны нестабильности, ставившей по существу под вопрос сохранение Ирака как единого государства, Багдад был вынужден пойти на прямые переговоры с курдами, которые, в конечном счете, завершились подписанием в 1970 г. Декларации о предоставлении Иракскому Курдистану автономии в рамках Иракской Республики. Она предусматривала, в частности: создание Курдского автономного района (КАР); официальное признание курдского языка и возможность обучения на нем местного населения; предоставление курдам равных прав при поступлении на государственную службу и в армию; право курдов самостоятельно осуществлять правоохранительные функции на территории КАР; пропорциональное представительство курдов в парламенте Ирака. В 1974 г. на территории трех северных провинций страны (Дохук, Сулеймания и Эрбиль) теперь уже фактически был создан Курдский автономный район, где начали действовать органы местного самоуправления, осуществлялись меры по социально-экономическому развитию. Этот процесс, однако, был прерван во второй половине 70-х годов, когда иракское руководство, заключив в 1975 г. мирное соглашение с Ираном, вновь взяло курс на жесткое ограничение прав и свобод курдов.

Следует отметить, что в этот период и в курдской среде возникли серьезные внутренние разногласия тактического порядка по вопросам отношения к правящему в Багдаде режиму и путям дальнейшего развития автономии. В 1975 г. часть членов ДПК вышла из ее состава и организовала Патриотический союз Курдистана (ПСК), который возглавил Джаляль Талабани. (Впоследствии к нему присоединились ряд мелких организаций, в т.ч. "Социалистическое движение Курдистана", "Ассоциация марксистов-ленинцев" и "Национальный союз Курдистана".) По существу этот раскол был в значительной мере вызван соперничеством лидеров двух ведущих курдских кланов за влияние в Иракском Курдистане.

Сотрудничество иракских курдов с Тегераном в период ирано-иракской войны (их отряды открыли фронт перед наступавшими иранскими частями) было использовано режимом Саддама Хусейна для проведения широкого комплекса военно-репрессивных мер в Курдистане (карательные операции, уничтожение в зоне активных партизанских действий населенных пунктов и насильственное выселение их жителей в другие районы). В 1988 г. иракские власти применили против курдов химическое оружие, жертвами которого стали около 5 тыс. жителей населенного пункта Халабджа.

Этапным событием для иракских курдов стало военное поражение Ирака весной 1991 г. в ходе операции вооруженных сил США "Буря в пустыне" по освобождению Кувейта от оккупационных войск С.Хусейна. Созданная по решению Совета Безопасности ООН в апреле 1991 г., так называемая, "зона безопасности" на севере Ирака защитила иракских курдов от новой волны репрессий со стороны режима С.Хусейна, создала благоприятные условия для формирования курдских региональных органов власти и начала социально-экономического возрождения КАР. Следует отметить, что, предоставленная внешними силами, относительная независимость иракских курдов от Багдада ни в коей мере не решала вопросы преодоления вековой отсталости региона, поскольку Иракский Курдистан оставался в международной изоляции, более того, на него распространялись дискриминационные торгово-экономические санкции не только центральных иракских властей, но и наложенные Советом Безопасности ООН на всю страну. Иракский Курдистан с 1991 по 2003 г.г. находился по сути дела в двойной экономической блокаде.

Особую значимость Иракский Курдистан приобрел после свержения режима С.Хусейна в 2003 году, когда в условиях иностранной оккупации начался сложный процесс строительства нового иракского государства, в котором курдам удалось занять свое достойное место. Наконец-то иракские курды получили возможность законодательно закрепить и расширить завоеванные ими к тому времени права и свободы, наладить взаимовыгодные отношения с соседними государствами (Турция, Иран) и приступить к мирному строительству.

Все сопредельные Ираку государства (Турция, Иран, Сирия), арабские страны, Израиль, США, страны ЕС, Россия, региональные и международные организации, несмотря на некоторые различия и особенности в подходах к решению курдской проблемы в Ираке, так или иначе, поддержали идею курдской автономии на севере страны и согласились со сложившимся политическим статус-кво в Ираке. Вопрос о распаде страны по этноконфессиональному признаку и создании независимого курдского государства пока не ставится и самими курдами и всеми заинтересованными сторонами. Иногда эта тема в теоретическом плане затрагивается в западных СМИ, научных кругах и общественных организациях, но ее обсуждение носит больше научный и дискуссионный характер. Вместе с тем, Анкара, Тегеран и Дамаск не скрывают своих озабоченностей по поводу активизации курдского фактора в регионе и продолжают в превентивном плане выступать в едином блоке против окончательного решения курдской проблемы, способной, как они считают, спровоцировать широкие антиправительственные выступления курдов в соседних Ираку странах с целью создания подобных автономных курдских анклавов или провозглашения Великого Курдистана. Особую значимость курдскому фактору придал всплеск, так называемых, арабских революций 2011 года, в частности, народные волнения в Сирии. Курды принимают самое активное участие в антиправительственных выступлениях и уже добились возможности получить сирийское гражданство для более чем 300 тысяч сирийских курдов, лишенных ранее этого права.

Очевидно, что государства с миллионными курдскими анклавами, в первую очередь, Иран и Сирия, опасаются также розыгрыша "курдской карты" в интересах дальнейшего усиления позиций США и Израиля в регионе, ущемления прав Тегерана и Дамаска на независимую внутреннюю и региональную политику. Безусловно, все большую роль в повышенном внимании внешних сил к Иракскому Курдистану играют разведанные и предполагаемые запасы углеводородов на севере Ирака. Наиболее конфликтогенным районом становится провинция Таамим с центором в г. Киркук, на которую претендуют курды, арабы и туркоманы. Здесь в роли третейского судьи пытается выступать американская администрация, защищающая интересы своих нефтяных и газовых корпораций. Турция также внимательно следит за развитием событий вокруг Киркука и всячески стремится не допустить присоединения этого района к Иракскому Курдистану.

Будущее Иракского Курдистана по-прежнему зависит не только и не столько от самих иракских курдов и их лидеров, хотя единство курдов и является залогом и гарантией их успеха, но и в значительной степени от внешних факторов: политики США, их союзников, позиций властей Турции, Ирана, Сирии, Израиля, арабских и других заинтересованных стран, возможных вариантов дальнейшего развития внутриполитической ситуации в Ираке и вокруг него. Весьма важным этапом в становлении нового иракского государства может стать намеченный на конец 2011 года окончательный вывод войск США.

На сегодня иракские курды добились беспрецедентных для себя, да и для других национальных меньшинств, прав и свобод: у них есть свои флаг, гимн, конституция, свод региональных законов, парламент, президент, правительство, судебные органы, вооруженные силы, полиция, спецслужбы, право на внешнеполитическую и внешнеэкономическую деятельность, на местные налоги и таможенные сборы, регион получает из федерального бюджета 17 % от его расходной части, курдский язык признан вторым после арабского официальным в государстве языком. В Иракском Курдистане аккредитовано уже около 30 иностранных дипломатических представительств, в Багдаде, кроме занимаемого лидером ПСК Дж.Талабани поста президента страны, курды занимают еще и другие важные министерские посты и ответственные должности в центральных органах власти.

Дальнейшее закрепление и развитие статуса Иракского Курдистана как субъекта федерации возможно только в условиях сохранения Ирака как единого федеративного государства и сложившегося баланса внешних сил вокруг Иракского Курдистана. Любой новый широкомасштабный вооруженный конфликт в регионе может вновь отбросить иракских курдов на десятки лет назад и воспрепятствовать начатым позитивным политическим и социально-экономическим преобразованиям в этом стратегически важном районе компактного проживания курдов. И, наоборот, при благоприятных внешних и внутренних условиях автономия иракских курдов могла бы уже через несколько лет стать экономически развитым регионом, культурным центром всех курдов и, в какой-то степени, примером или моделью мирного решения этноконфессиональных проблем для других государств.





Редакция Интернет-журнала "Новое Восточное Обозрение"





Примечания:



Иванов С.М. – ведущий научный сотрудник Центра международной безопасности ИМЭМО РАН, историк-востоковед, политолог, арабист. Специализируется на изучении социально-политических проблем стран Ближнего и Среднего Востока, стран СНГ с упором на исследование этноконфессиональных конфликтов, международного терроризма, экстремизма и политического ислама. Работал в посольствах СССР и РФ в Судане, Ираке, Уганде, Туркменистане, Грузии. Автор свыше 100 статей и научных докладов по актуальным проблемам международных отношений и международной безопасности. Защитил в 2008 году в Институте востоковедения РАН кандидатскую диссертацию на тему: "Международный аспект проблемы самоопределения Иракского Курдистана". Принимает самое активное участие в работе интернет-журнала "Новое восточное обозрение".



kurdistan.ru

Вернуться назад